середа, 24 серпня 2011 р.

вівторок, 23 серпня 2011 р.

Прекрасна стаття із ЖЖ "Легенда о выброшенных доказательствах". Вкрай рекомендую "гарячим головам"

Сабдж від професіонала (рекомендую весь його ЖЖ подивитись/почитати. там є багато цікавого). Розтлумачується підхід на основі здорового глузду в розрізі криміналістики. Товариш порекомендував ознайомитись...
З огляду на важливість приведу цю статтю тут повністю (а-ну ж москалі витруть :))).
-------------
Легенда о выброшенных доказательствах
(Aug. 22nd, 2011 at 8:43 PM)
Под катом - статья про одно из на редкость упорных заблуждений - про скидывание оружия. По стилю занимательная криминология с криминалистикой, как пользоваться - sapienti sat

Сбился уже со счета сколько раз читал, как вроде бы вменяемые на первый взгляд люди пишут, что применив оружие обязательно его "скинут" и подводящие многословные доктрины под необходимость иметь максимально дешевый и низкокачественный инструмент, который не жалко.

Откуда же взялся этот миф? Несомнно корни его следует искать в популярном образе "киллера", созданном СМИ в 90-е годы и растиражированном популярной литературой крайне низкого качества и такими же телесериалами. Так как данные источники - единственное, откуда народные массы могут черпать сведения про опытных преступников, то и пошла мода делать важный вид и изображать из себя матерых убивцев, намереваясь скидывать то, что применялось в драке.

В криминальной практике избавление от орудия преступления прямо на месте преступления - распространенное явление тогда, когда данное орудие во-первых незаконно и палевно само по себе (как криминальный пистолет который палево всегда и везде или окровавленная арматурина, с которой сложно убегать), и не представляет ценности. Много таких преступлений совершалось из образцов крайне мерзкого качества, способных произвести от силы десяток выстрелов перед разрушением. Дышащие на ладан убитые ТТ с выпадающими магазинами и самоделки и правда вполне можно смело выкидывать... если не одно обстоятельство.

Криминология и криминалистика 80-х годов (а на практике с тех пор кстати ничего нового и не появилось) достаточно далеко продвинулась в трассологии и исследовании разнообразных следов. Даже популярные писатели типа Корецкого (который до написания "антикиллера" и прочего трэша запомнился довольно годными "профессиональными романами", написанными о его непосредственной служебной деятельности) весьма доходчиво излагали то, как так получается - например в его же рассказе "Нож с монетой" из цикла "Ведется розыск". Выброшенное орудие преступления, однозначно к нему привязанное, т.к. лежит там же - может очень многое рассказать о своем бывшем владельце.

Классические отпечатки пальцев, известные из детективов - наименее стойкие следы из всех, да и работа с ними требует того, чтобы оставившего их до этого "откатали" и не проебали результаты. Гораздо хуже в этом плане следы крови, частицы одежды и пороха - которые могут быть легко сопоставлены с оставленного орудия и например с владельца, которого установили оперативными методами или поймали за три квартала. Не случайно действительно опытные преступники, например банда А., описанная мной в известном труде, имела в составе специального участника, уносившего орудия преступления в сумке с места преступления - девочку, которую не тормозили на улице.

Также оружие в виде ножа или криминального пистолета может быть гораздо лучше идентифицировано, чем следы от этого оружия. Так если нож не найден - ранениям будет дана самая общая оценка, если найден - то получен ответ на вопрос "каким именно ножом", и любые доказанные отношения подозеваемого и этого ножа приведут к палеву. То же самое касается и криминального пистолета, который может оказаться например привязан к еше паре эпизодов, от них привязан к продавцу, а от барыги - к покупателю.

Примечательно, что с позволения сказать "вооруженные профессионалы" из мира криминала всегда оперировали серьезными арсеналами порой высокого качества, которое заботливо уносится с собой и хранится в схронах. Адвокат Валерий Карышев, опубликовавший заметки киллера Солоника, ясно продемонстрировал логику профессионала: тот владел обширным арсеналом качественного оружия импортного произодства, тренировался с ним, и избавлялся только от тех единиц, которые не представляли дальнейшей ценности. "Рабочий" Глок Солоника вместе со множеством пистолетов и револьверов были изъяты с последней квартиры серийного убийцы. "Схроны", регулярно обнаруживаемые в Чечне - еще одна наглядная демонстрация того, что грешно разбрасываться доказательствами. Пока образцы не попадут в руки экспертов - по одним гильзам и деформированным пулям часто затруднительно сказать, сколько именно преступлений совершены одной бандой.

Вообще говоря возможности пулегильзотеки явно переоценены обывателем, и некоторыми сотрудниками правоохранительных органов тоже. ПГТ - неплохой способ дисциплинировать применение оружия, находящегося в оружейках, и передаваемого бойцам в качестве служебного. Пули FMJ неплохо сохраняются, а сотрудник чаще всего не имеет доступа к замене следообразующих деталей, что позволяет путем использлвания сравнительного микроскопа с достаточной точностью установить соответствие найденным пуле и\или гильзы и идентифицированного образца оружия. После того, как краденый ПМ пропадает из оружейки и попадает к преступникам, очень часто у него по мере износа меняются следообразующие детали - умышленно либо в процессе ремонта и долгой небрежной эксплуатации. "Лысеют" нарезы, меняется ударник, меняются магазины на аналогичные (все - в свободном обороте) , то же самое происходит с выбрасывателем. Описана методика разбойной банды, которая состояла из действтующих сотрудников милиции, которые использлвали для совершения преступлений табельное оружие. Выходя "на дело" сотрудники меняли выбрасыватели, ударники и магазины у табельного оружия, а патроны подвергали релоуду - устанавливая вместо новой пули без следов пулю, выковырянную из пулеуловителя на милицейском стрельбище, на которой уже были следы от нарезов другого пистолета. В результате данной методики поверхностное исследование пуль и гильз приводило в тупик - следы от губок магазинов, ударника и выбрасывателя на гильзах не позволяли устанивить соответствие с табельным оружием, а следы от нарезов от двух пистолетов - определить происхождение сильно деформированной пули. Примечательно, что после возврата "родных" деталей на место - табельные пистолеты не носили следов отличий от данных в ПГТ. Поймали банду все равно, но оперативными методами.

Нетрудно догадаться, что с гражданским нарезным охотничьим оружием история примерно такая же - причем сколько раз в следообразующие детали владельцем у себя дома вносились изменения, проконтролировать не сможет никто. Как сделать пулю разрушаемой при выстреле тоже догадаться несложно - а например свинцовые пули .22LR без оболочки портятся сами по себе.

Сочетание вышеуказанных свойств делает ПГТ сильно формальной штукой, почему ее например нет за пределами России - сама по себе методика сильно отсталая, особенно в сравнении с возможностями современных иностранных криминалистов.

В случае с гладкоствольным, резинострельным оружием - куда палевнее инструменты для релоуда, обнаруженные дома. Так известен случай, когда пулю выпущенную из гладкоствола установили по пулелейке, обнаруженной у охотника в гараже. С резинострелами вообще довольно забавно: технически резинострел не оставляет уникальных следов на пуле, не отстреливается в ПГТ, и может быть сколько угодно раз изменен в части следообразования собственным владельцем. Находятся и идиоты которые и их "скидывают" - а потом удивляются, что найдя пистолет с номером зарегистрированным на идиота - к нему приходят домой, и не особо верят в то что потерян он был по-пьяни. Даже россыпь гильз по кустам - не особо неустранимое палево, кроме того что скорее всего проверят всех владельцев оружия данного калибра в окрестностях спустя некоторое время. При элементарной сообразительности и наличии нескольких часов времени - ничего такая проверка не покажет.

В случае с холодным оружием - все еще смешнее. Скинутый на месте нож очень часто имеет на себе следы биологических жидкостей владельца, особенно складной, и если того как-то нашли - будет просто кричать экспертам "это я, это я изобличаю вину злодея!", а бывает что и сам находит своего владельца - как описывал Корецкий. Элементарное устранение следов биологического происхождения в агрессивной среде - делает нож одним из неисчислимого множества предметов, каковыми в принципе можно причинить конкретную рану. Вообше перефразируя известный стишок, преступники могли бы сказать - "палево возьму домой, хуй им, а не ножик мой!". Разумеется при этом не обязательно хранить прославившийся аргумент дома - можно и где-то в укромном месте. Но разбрасываться им точно дурная затея - если так вышло, значит до этого что-то пошло не так. Ну или инструмент изначально приискивался под конкретную задачу и не имеет на себе никаких следов идентификации - но даже арматурину лучше забрать с собой и утилизировать в другом месте.

Станно, что мало кто думает о другом роде палева - следах чужой крови на одежде и собственной - на месте драки. Но куда большее число умозрительно мыслящих злодеев рассуждают о "скидывании" чем о том, как не замараться и носить хотя бы обыкновенные перчатки, не собирая под ногтями биологические следы оппонента и не обдирая руки. Унести с собой перчатки - невеликий труд, даже засунув их в обычный карман. Но думать самооборонщики в принципе не любят - от этого в черепной пустоте начинаются мучительные боли.
***
Если сделать короткий вывод - заставляют улыбнуться две тенденции:
Первая это то - насколько сильно диванные "самооборонщики" и выживальщики далеки от реалий преступного мира, в который попросту играют, воспроизводя стереотипы, почерпнутые из популярной литературы и кино. Такой мастер "скидывания" аргументов - просто подарок для любого районного эксперта, даже с методиками тридцатилетней давности. И криминогенная обстановка в целом неплохая - тот же криминальный короткоствол это экзотика, хотя на рынке существуют "блефы" и МР-313, которые переделать может ПТУшник-двоечник в гараже. Слабая потребность в этом - все стали ленивые, стрелять друг друга стали мало.
А вторая - насколько все хреново в государстве, где масса абсолютно законопослушных обывателей перенимают стереотипы преступного поведения, а не того, как доказать правомерность оного, Увы, правоохранительная система устроена так, что в большинстве случаев именно совершать преступление - весело, модно, спортивно и безнаказанно, а вот идти по законному пути - всегда стремно, затратно и сложно. Как поступать правильнее - каждый решает сам.

Перепост как всегда свободный, с сохранением авторства.

неділя, 21 серпня 2011 р.

Цікавий блог ще одного фаната зброї

Сабдж. Реально є що почитати. Зокрема ось реальний прикол про шнурок і як за його допомогою перетворити любий напівавтомат в автомат :). Хоча я вже на подібну тему писав 2 роки тому...

неділя, 7 серпня 2011 р.

Колишні вороги (УПА та польське підпілля) спільно воювали проти НКВС. Грубешівська операція 1946 року

Чудова стаття. Яскраве втілення гасла "За нашу та вашу свободу!" перед обличчям спільного ворога  - комуністичної зарази з її ланцюговими псами, НКВД - поміж, здавалося б, непримиренними ворогами.
Ось що сказав про цю боротьбу Мар’ян Големб’йовський, керівник Замойського інспекторату АК-ВіН, учасник антиукраїнських акцій весною 1944 року на Холмщині, ініціатор та організатор переговорів з УПА в 1945-1946: "В цій боротьбі за волю і незалежність особливу роль можуть і повинні відіграти поляки та українці. Не тільки тому, що живемо поруч і що є кровно спорідненні, а також тому, що взаємно допустили проливу крові наших народів, з чого користали тільки інші".

Стаття "ПАМЯТКА для солдата, сержанта (командира группы) по действиям в городе"

Важливість даної статті важко переоцінити. Вона практично в унісон перекликається із порадами сотника УНА-УНСО Устима по веденню бойових дій в населених пунктах.
Цитата: "Вы попали на войну. Противник воюет изобретательно, вы должны быть изобретательнее его. Ваш боевой опыт не должен быть написан кровью. Ещё в мирное время нужно подобно губке, впитывать все интересное с точки зрения боевого использования, извлекая максимум полезного для себя из того, что вы слышите от сослуживцев и старших товарищей, видите в фильмах или читаете в литературе. Все полезное необходимо записывать.
...
Различных вариантов в реальной действительности на войне неизмеримо больше. Всего описать невозможно. В боевой обстановке каждый должен уметь думать непосредственно на месте события, научиться ориентироваться в обстановке и мгновенно принимать решения. Шаблонов нет. Не все мы одинаково находчивы. Один, попав в критическую ситуацию, сразу догадается, что надо сделать. Другому же нужен набор готовых, правильных решений на все случаи жизни."